?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ключевые для обоснования тезиса о ввозе населения в Украину непосредственно после Голодомора — то есть о геноциде — документы находятся в сборнике "Голодомор 1932–1933 років в Україні: документи і матеріали" и в изданной в России переписке высших руководителей СССР.


1. В письме Сталина Кагановичу (с просьбой показать его Молотову и другим) от 27 августа 1933 г. среди прочего читаем:
"... 4) Боюсь, что решение о переселенческом комитете в его практической части застрянет в дебрях "аппаратов"... Предлагаю: немедля утвердить персональный состав перес. ком-та и также немедля дать ему операт. задание в роде организации переселения к началу буд. года на Кубань и Терек (скажем, 10 тыс. домохозяев с семьями), на Украину (степь) (15–20 т.) Это вопрос рабочей силы на юге, где всегда не хватало рабочих. Поторопитесь с этим делом".
(РГАСПИ. — Ф. 81. — Оп. 3. — Д. 100. — Л. 9–12).

Вот как выглядит этот отрывок в книге (в квадратных скобках заключены конъектуры издателей):



Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк и др. — М.: РОССПЭН, 2001. — С. 316.


2. Шифровка Кагановича и Молотова от 30 августа 1933 г. из Москвы Сталину о кандидатурах в руководство вышеупомянутого учреждения (РГАСПИ. — Ф. 558. — Оп. 11. — Д. 80. — Л. 60):

"Переселенческий комитет предлагаем сформировать в следующем составе: Муралов пред., зам. председателя Рудь (чекист) или Леонюк тоже чекист, секретарем Тодрес — работник сельхозотдела, с переименованием в Тодресова, членами комитета: Берман — ГПУ, Фельдман — Наркомвоенмор, Герчиков — Наркомсовхозов, Постников — НКПС".

Сталин ответил согласием в тот же день (там же, с. 320).


3. Постановление СНК СССР о переселении на Кубань, Терек и Украину от 31 августа 1933 г. за подписью В. Молотова и И. Мирошникова (ГАРФ. — Ф. 5446. — Оп. 1в. — Д. 470. — Л. 185) уместно будет привести целиком.

"Совет народных комиссаров Союза ССР постановляет:
Предложить Всесоюзному переселенческому комитету при Совете народных комиссаров Союза ССР организовать к началу 1934 года переселение на Кубань и Терек не менее 10 тыс. семей и на Украину (Степь) — 15–20 тыс. семей".

Сноской сообщается, что в тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) своим постановлением создало Всесоюзный переселенческий комитет и утвердило его руководство во главе с А. Мураловым (Голодомор 1932–1933 років в Україні: документи і матеріали / Упор. Р.Я. Пиріг. — К.: "Києво-Могилянська академія", 2007. — С. 924).
В упомянутом российском издании составители сообщают, где хранится это постановление Политбюро: РГАСПИ. — Ф. 17. — Оп. 3. — Д. 930. — Л. 8 (Сталин и Каганович. Переписка... — С. 320).


4. В шифровке Кагановичу от 20 сентября 1933 г. (РГАСПИ. — Ф. 558. — Оп. 11. — Д.  1181. — Л. 26) Сталин среди прочего интересуется:
"...Пятое. Сообщите, какие оперзадания даны на 33 год Переселенческому комитету?" (там же, с. 353).

А затем, 30 сентября 1933 г., переспрашивает в письме (РГАСПИ. — Ф. 81. — Оп. 3. — Д. 100. — Л. 25–33):
"...6) Вы мне не сообщили, какое оперзадание дано переселенческому комитету" (там же, с. 368).


5. Первым пунктом письма от 2 октября 1933 г. (РГАСПИ. — Ф. 558. — Оп. 11. — Д. 741. — Л. 80–89) Каганович наконец отвечает Сталину, повторяя прежние цифры планов переселения людей в степную Украину ("15–20 т. семейств") и уточняя цифры по Кубани и Тереку ("вместе с прежними заданиями всего 14 т. семейств").
При этом он сообщает, что задание Муралову давалось в конце августа, но месяц спустя оказалось, что фактически происходит только вербовка в воинских частях, остальное еще не подготовлено.
Куда интереснее, однако, другое замечание Кагановича: "Возможно, придется организовать начинающееся из некоторых районов Средней Волги стихийное переселение". Слово "организовать" здесь явно имеет смысл "взять под контроль", поскольку стихийное переселение к моменту составления письма уже началось. Что это за явление, почему и куда переселялись люди, неясно (там же, с. 370–371).


6. Постановление Всесоюзного переселенческого комитета при СНК СССР о переселении 20 тысяч хозяйств на Украину от 1 октября 1933 г. за подписью А. Муралова (РГАЭ. — Ф. 5675. — Оп. 1. — Д. 34. — Л. 21–25). Точной численности переселяемых нет, зато дается подробная разверстка:

а) в Донецкую область* переселяются 3,5 тыс. хозяйств из Ивановской обл.,
б) в Харьковскую обл. — 3,5 тыс. хозяйств из Центрально-черноземной обл.,
в) в Днепропетровскую обл. — 6,5 тыс. хозяйств из Западной обл.**,
г) в Одесскую обл. — 6,6 тыс. хозяйств из Горьковского края, БССР и, возможно, каких-то из вышеназванных трех регионов.

Цифры отъезжающих и приезжающих заметно расходятся, поскольку на въезд в УССР намечалось 20 тыс. хозяйств, а на выезд из перечисленных регионов других республик — 23,5 тыс. Впрочем, задания по Ивановской и Западной областям, как видно из позднейших источников, в этом документе давались завышенные.
Отправка переселенцев должна была состояться не позднее 1 ноября того же года (Голодомор 1932–1933 років в Україні: документи і матеріали… — С. 949–952).

Из постановления, между прочим, видим и то, что термин "семья" в отношении крестьян понимался как равнозначный "хозяйству" и употребляли их как взаимозаменяемые. Хочется обратить внимание и на то, что приехать сюда должны были не только "москали", без которых в современной Украине ничего не делается, но и 4,5 тыс. хозяйств из Белорусской ССР, т.е. почти 1/5 всех, кого намечали к переселению, если мы считаем, что опечатки в документе всё же нет.


7. Секретное постановление СНК СССР о переселении колхозников на Украину от 25 октября 1933 г. за подписью В. Молотова и И. Межлаука (ГАРФ. — Ф. 5446. — Оп. 1в. — Д. 471. — Л. 264–266).
В постановлении, которое затрагивает в основном организационную сторону дела, говорится о тех же местах вербовки переселенцев — Ивановская обл., Западная обл., Центрально-черноземная обл., Горьковский край и БССР. О численности переселенцев и о том, куда именно они направлялись, не упоминается (там само, с. 968–969).


8. Протокол заседания Всесоюзного переселенческого комитета при СНК СССР 17 ноября 1933 г. (РГАЭ. — Ф. 5675. — Оп. 1. — Д. 35. — Л. 10–14).
Из протокола следует, что переселение из БССР, Центрально-черноземной области и Горьковского края шло успешно, тогда как в Ивановской области вместо трех с половиной тысяч хозяйств завербовали всего две. Удивляет первая цифра, поскольку в постановлении того же ВПК от 01.10.1933 (см. выше) значится 4,5 тыс. Конечно, такие нестыковки в документах время от времени попадаются.
Интересно замечание о том, что обкомы юго-восточных областей Украины вербовали переселенцев и самостоятельно, а не только под руководством ВПК (там само, с. 975–978).


9. Протокол заседания Всесоюзного переселенческого комитета при СНК СССР 19 декабря 1933 г. (РГАЭ. — Ф. 5675. — Оп. 1. — Д. 33. — Л. 62–63).
В протоколе снова находим несоответствия. Речь идет о белорусских переселенцах, которые, согласно постановлению того же ВПК от 01.10.1933, направлялись в Одесскую область. В "слушали" ошибочно указана Донецкая, в 1-м пункте "постановили" — Одесская. Думаю, на это стоит обратить внимание, чтобы не считать опечатки в подобных документах чем-либо совершенно невозможным.

Суть документа в том, что, как и намечалось, 4665 крестьянских хозяйств из БССР успешно были переселены в Одесскую область. Удалось справиться и с переселением людей из Ивановской области в Донецкую (там само, с. 988–989).


10. Сводка Всесоюзного переселенческого комитета при СНК СССР, направленная его зампредом П. Рудем (чекистом, как мы помним) начальнику ГУЛАГа 29 декабря 1933 г. (РГАЭ. — Ф. 5675. — Оп. 1. — Д. 33. — Л. 56). Документ этот, подводящий итог переселенческой кампании, настолько ценен, что его следует воспроизвести полностью:



(там само, с. 993).

Впервые появляется точная цифра переселенцев — 117 149 человек (в среднем по 5,36 человека на одно хозяйство).
К сожалению, из документа не видно, входят ли в указанные 21 856 хозяйств дополнительные 3300 хозяйств, переселявшиеся согласно постановлению Политбюро ЦК ВКП(б) от 9 декабря 1933 г. (см. ниже). Цифра по Центрально-черноземной области позволяет предположить, что нет.

Следовательно, общую численность тех, кто переселился в УССР извне в первый год после Голодомора можно считать в любом случае не превышающей 25 тысяч крестьянских семей или 135 тысяч человек (берем тот же коэффициент, что и в вышеприведенной сводке).


11. Донесение в Москву полномочного представителя ОГПУ по Центрально-черноземной области С. Дукельского подтверждает цифру переселенных оттуда хозяйств (4800) и сообщает численность самих переселенцев: 25 958 человек.
(РГАЭ. — Ф. 8040. — Оп. 1. — Д. 33. — Л. 61; там само, с. 994).


* Речь идет не о современных областях. Областей в 1933 г. было меньше и они занимали бо́льшую территорию.
** С центром в Смоленске, включала Брянск и Великие Луки.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
iskra75
May. 23rd, 2011 06:32 am (UTC)
посилання на цей Ваш допис поставив. величезне спасибі
( 1 comment — Leave a comment )