Логово Лектора (blacklack) wrote,
Логово Лектора
blacklack

Проблема Голодомора в Украине как геноцида (1-я часть)

Оценив в свое время то, на что сподобились за четыре года правления Ющенко его придворные историки, я добрался наконец до работ настоящего ученого и крупного специалиста по Голодомору и, что важнее, относящихся к этой трагедии сборников документов.
Прочитанное позволило познакомиться с надежными письменными источниками, напрямую касающимися проблемы геноцида в УССР (то есть с тем, чего нет в опусе Института национальной памяти) и заставило меня значительно скорректировать свои взгляды.
Итак, на основании чего Голодомор в Украине можно считать геноцидом?


Для начала посмотрим, что понимает под геноцидом принятая 9 декабря 1948 г. конвенция ООН. 2-я статья гласит:

In the present Convention, genocide means any of the following acts committed with intent to destroy, in whole or in part, a national, ethnical, racial or religious group, as such:
(a) Killing members of the group;
(b) Causing serious bodily or mental harm to members of the group;
(c) Deliberately inflicting on the group conditions of life calculated to bring about its physical destruction in whole or in part;
(d) Imposing measures intended to prevent births within the group;
(e) Forcibly transferring children of the group to another group.


К сожалению, до сих пор в постсоветском обиходе используется неудачный перевод первой фразы, в котором соседствуют "национальный" и "этнический". Что бы там кто ни говорил, для абсолютного большинства понимающих русский или украинский это синонимы. К тому же у нас не так много людей, способных заглянуть в словари и узнать значения английского слова "nation".

Merriam-Webster's dictionary
Cambridge advanced learner's dictionary

То есть, это а) страна; б) жители одной страны в совокупности; в) политическая нация; г) этнос. Естественно, никаких излишних синонимов в столь лаконичной статье конвенции ООН быть не может.

Если ставится вопрос о геноциде украинцев в 1933 г., то очевидно, что геноцид мог быть частичным (in part), осуществленным путем создания несовместимых с жизнью условий (пункт c) и направленным против жителей Украины (national group) либо против этнических украинцев (ethnical group). Последняя версия, естественно вызывает возражение — террор голодом не выбирает своих жертв, поскольку бьет по площади. Это одна из тех причин, по которым Станислав Кульчицкий, один из лучших современных украинских историков, предпочитает говорить о геноциде жителей УССР.

Вторая причина — устроенный по всему Союзу террор голодом в первую очередь был направлен на устрашение последнего экономически независимого от власти класса, т.е. крестьянства, слом его воли к сопротивлению (а сопротивление коллективизации и фактическому возвращению продразверстки в начале 30-х гг. было, в том числе вооруженное) и превращение крестьян в послушных колхозных крепостных.

Если же в УССР и на Кубани, как полагает Кульчицкий, Голодомор принял форму геноцида и привел к особо многочисленным жертвам, то потому, что украинские крестьяне пострадали одновременно и как крестьяне, и как украинцы — особо опасная с точки зрения Сталина нация. Именно нация со своими культурными и политическими устремлениями, не этнос — принявшие советскую национальную идентичность (т.е. модифицированную российскую) этнические украинцы при Сталине делали такую же успешную карьеру, как и русские, чему доказательством служит, например, судьба Брежнева, до 50-х гг. считавшего себя украинцем.

Более того, пострадавших украинских крестьян нельзя разделить на крестьян и на жителей Украины, соответственно, Голодомор никак не теряет своей очевидной природы социоцида. Что же до второй стороны Голодомора, то подобную акцию устрашения нации, причинившую миллионные жертвы, возможно, уместно будет считать геноцидом независимо от завоза населения извне. Национальное самосознание данными ЗАГСов не измеришь.


Распространена в современной Украине и другая точка зрения на Голодомор — как на геноцид этнических украинцев. Среди пострадавшего от террора голодом сельского населения УССР украинцы составляли подавляющее большинство (сколько именно, рассмотрим ниже), так что умерших от голода крестьян неукраинского происхождения сторонники такой концепции записывают в случайные жертвы.

Такой взгляд, параллельно с первым, нашел свое отражение и в Законе о Голодоморе ("руйнування соціальних основ Українського народу, його вікових традицій, духовної культури і етнічної самобутності", преамбула), и в никуда не годной работе сотрудника Института национальной памяти В. Василенко, где Кульчицкий подвергается критике за несоответствие его взгляда на природу геноцида 1933 г. конвенции ООН (Голодомор 1932–1933 років в Україні як злочин геноциду. Правова оцінка. — К.: Вид-во ім. Олени Теліги, 2009. — С. 22). Очевидно, это говорит лишь о том, что Василенко либо не читал оригинальный текст конвенции, либо не понял, что написано в ее 2-й статье.

Гораздо важнее другое: при подобной трактовке Голодомора без ссылок на завоз населения извне никак не обойтись. Частичное уничтожение какого-либо этноса может преследовать лишь одну цель — изменение этнического состава населения на той или иной территории. Иначе этнос просто восстановит свою численность.

Упоминается организованное сверху переселение российских и белорусских (впрочем, о вторых часто забывают) крестьян в Украину не так уж редко, однако факты — когда, куда и откуда именно переселяли людей и сколько — встретить можно едва ли не в одних только сборниках документов. Научному же анализу этого вопроса внимания, кажется, уделяется поразительно мало (думаю, анализ документов и данных переписей позволит понять, почему).

Так, в своей работе "Голод 1932–33 рр. в Україні як геноцид: мовою документів, очима свідків" Кульчицкий не упоминает об этом вообще, а в другой — "Голодомор 1932–1933 рр. як геноцид: труднощі усвідомлення" — упоминает две цифры, известные из чрезвычайно ценной сводки П. Рудя, составленной по итогам переселенческой кампании конца 1933 г.: "Загалом в Україну було завезено 21 856 селянських господарств (117 149 осіб). Щоправда, інших акцій такого масштабу ми не знаємо" (Голодомор 1932–1933 рр. як геноцид: труднощі усвідомлення. — К.: Наш час, 2008. — С. 405).

Как мы убедимся, цифра эта может оказаться неокончательной и, сверх того, для ее адекватной оценки необходимо учесть еще целый ряд сведений.
Tags: занудное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments