Логово Лектора (blacklack) wrote,
Логово Лектора
blacklack

О мифах

Мифом я называю то, что может на 9/10 соответствовать истине, а может быть и полной ложью — дело в другом. Миф — это такой рассказ о прошлом или настоящем, в котором не только все факты, но и все оценки расставлены по местам, в котором создана черно-белая картина из Нас и Их, Своих и Чужих. То, что на черной стороне оказывается не так мало трусов и предателей из числа Своих, а на белой несколько особо совестливых Чужих, общей картины не меняет.
Миф не только отучает думать своей головой, но и приучает сливаться в едином порыве. Единые порывы, увы, в нашей стране (и в большинстве стран мира, если не во всех) управляются циничными, жестокими и алчными политиками.
И самое худшее, что может случиться с единым порывом — превращение его в погром Чужих среди Своих или военную агрессию против Чужих по соседству.
Вспомните большевиков, которые любили поспекулировать на казнях декабристов и народовольцев, на страданиях политкаторжан (чего из самих большевиков почти никто не вкусил — они прохлаждались в ссылках), на жертвах массовых расстрелов 9 января 1905 г. и других, на жертвах эксплуатации простого народа наконец (которая вылилась, в частности, и в массовый голод начала 1890-х гг.)
Всё это было и всё это позволило большевикам призвать к мести, к мерам по недопущению такого же в будущем, обосновать тезис об усилении классовой борьбы и... убивать и мучить народ в намного бо́льших масштабах, чем царский режим.
Вспомните поляков, которые в XIX в. красиво (вплоть до мифа о собственном мессианстве) страдали на глазах всего цивилизованного мира под гнетом трех империй. И ведь действительно страдали — после каждого разгромленного восстания гайки закручивались всё туже.
Помешало ли им это перейти в конце 1918 г. в наступление на восток и на запад, захватить просторные земли с преимущественно непольским населением и обращаться с ним, как с людьми второго сорта? Вовсе нет. Наоборот, история собственных страданий им только помогла — они эксплуатировали наивное убеждение, будто народ с такой историей "жертвы" не может быть "преступником". Может, еще как. Апофеозом всего этого стало участие Польши в разделе Чехословакии осенью 1938 г.
Интересно, как часто оно упоминается в одном ряду с преступлением против Польши в сентябре 1939 г.? Как часто вообще поляки в своем праведном гневе учитывают, что их права на отнятые тогда Советским Союзом земли, мягко говоря, сомнительны? Думаю, нечасто. Миф о народе-жертве живет.
Вспомните миф о преступлениях гитлеровского режима: отдельно о шести миллионах уничтоженных евреев, отдельно обо всех остальных. На поголовное истребление цыган, коммунистов, сумасшедших мало кто обращает внимание. Несколько "повезло" с этим лишь гомосексуалистам. Совсем не интересуется всё цивилизованное человечество тем, какое отношение у Гитлера было к славянам — спасибо холодной войне. Зато из правды о жутком преступлении нацистов против мирного еврейского населения сделан самый раскрученный в мире миф, который позволяет Израилю и поддерживающим его силам на Западе оправдывать частичное изгнание арабов из Палестины в конце 1940-х гг.
Показательна при этом позиция Израиля и США по отношению к армянам — признавать события 1915 г. геноцидом они отказываются.
Вспомните мифы о 2-й мировой войне, которые удивительно отличаются в каждой стране, в ней участвовавшей, и, прежде всего, миф о Великой Отечественной, раскрученный в СССР и современной России. У него, правда, есть интересная черта — количество собственных жертв сперва сильно занижалось и только сейчас доведено примерно до того, какое должно было быть на самом деле. (Нечто подобное наблюдалось и в Израиле в самые первые годы его существования — жертв Холокоста стыдились. Вот и Сталин решил, что народу-победителю нечего было думать о своих потерях.) Менялось с годами и отношение к фронтовикам — при Сталине к людям, совершившим этот подвиг вопреки Сталину, относились по-свински (взять хотя бы массовую высылку инвалидов войны), зато с годами, по мере того как настоящих фронтовиков оставалось всё меньше, всё больше выдвигали на первый план тех, кто, как Долгих с его наездом на шашлычную "Антисоветскую", оправдывает любые действия власти по противодействию внешним и внутренним врагам. Бдительность и еще раз бдительность.
Особенно бросается в глаза спекуляция на мифе о Великой Отечественной в современной, путинской России с ее комплексом осажденной крепости. Заметны даже отдельные случаи ненависти к немцам, чего не было в позднем Советском Союзе.

Вчера половина френдленты была в свечах — вспоминали жертв страшного голода 1932–33 гг., ответственность за который лежит на советской власти. И кто-то написал, что это не нужно мертвым, это нужно живым. Да, мертвым уже всё равно. Что касается живых... Живым политикам это нужно безусловно — в едином порыве легче идти строем хотя бы на избирательный участок (и наоборот: легче показать Своим на то, как Чужие "переписывают историю и хотят нас оболгать"). А нужно ли это живым людям?
Украинцам уже столетие внушают миф о собственной жертвенности. Миф, почти полностью основанный на исторической правде (или на удобной ее части). Но чего добиваются политики, выстраивающие эту черно-белую картину, в которой Свои могут быть только жертвой, но не преступником? Добиваются они оправдания любых своих действий и любых единых порывов, которые в итоге выливаются в погром Чужих среди Своих или военную агрессию против Чужих по соседству.
О поляках я уже писал выше. И в истории Украины есть несколько примеров массовых убийств мирного, прежде всего, еврейского и польского населения: в эпоху восстаний XVII–XVIII вв., в 1917–1920 гг., в 1941–44 гг. Как ни хотелось бы многим из нас убедить себя, что ничего такого не было, что это клевета и т.п. — было. Да, эти события стали реакцией на многовековую агрессию с запада против Украины, да, масштабы их могут быть преувеличены, да виновна прежде всего темная масса, а элита, как Петлюра в свое время, нередко выступала против таких преступлений.
Тем не менее, кровавое пятно на истории украинского народа никуда не денется. И если говорить о том, что позволило украинцам опуститься до такого, то среди всегдашних общечеловеческих болезней (прежде всего ксенофобии) чем дальше, тем бо́льшую роль играл миф — о Своих как жертвах и Чужих как преступниках, позволявший оправдывать любые зверства возмездием, исторической справедливостью, интересами нации и т.д.
Поэтому сейчас я предлагаю всем задуматься: если сегодня нас побуждают сплотиться в едином порыве и думать о Своих как о жертвах и Чужих как преступниках (пусть даже с обычным дополнением о предателях-Своих и праведниках-Чужих), то к чему приведут призывы к бдительности и мести завтра? Оправданием какому преступлению наших политиков может послужить миф о Голодоморе?
Теоретически, да, пока что теоретически. Расскажи кому-нибудь в 1901 году о том, чем станет ХХ век, никто бы не поверил. Тогда на повестке дня стояло всеобщее разоружение.

P.S. Кстати, чем больше нагнетать патетику и проповедовать миф там, где лучше проливать свет истины и сеять сомнения в тех головах, которые еще недавно ни о каком Голодоморе и не слыхивали, тем сильнее будет обратная реакция — недоверия, равнодушия и даже глумления.
Вчера, в день памяти жертв массового голода, руководство "Интера" не постеснялось поставить в эфир запись "95-го квартала" с шутками об эрекции. Уж насколько я не люблю символических жестов, но это удивило даже меня.
Вспомните и то, господа, как сильно наши люди верили в спускаемые сверху мифы в 20-х и 30-х гг. и каким всеобщим равнодушием и цинизмом это кончилось. У мифа судьба всегда одна — он вытесняется другим мифом. Вечна только истина.

P.P.S. Пост неполиткорректный, расфренд принимается с пониманием.
Tags: занудное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments